История искусств и биографии, художники
и картины, скульптуры и графика

03.02.2015 12:05:07
Клод Моне, Серия "Туманное утро на Сене", 1897


















03.02.2015 11:05:10
Ворота Иштар — восьмые ворота внутреннего города в Вавилоне. Построены в 575 г. до н. э. по приказу царя Навуходоносора в северной части города. Ворота Иштар представляют собой громадную полукруглую арку, ограниченную по сторонам гигантскими стенами и выходящую на так называемую Дорогу Процессий, вдоль которой тянулись стены. Ворота посвящены богине Иштар и сооружены из кирпича, покрытого ярко-голубой, жёлтой, белой и чёрной глазурью. Стены ворот и Дороги Процессий покрыты барельефами необычайной красоты, изображающими животных в позах, очень близких к естественным. Стены дорожки украшают около 120 барельефов львов. Стены ворот покрыты перемежающимися рядами изображений сиррушей и быков. Всего на воротах около 575 изображений животных. Крыша и двери ворот были изготовлены из кедра. Через ворота Иштар по Дороге Процессий в день празднования Нового года проносились статуи богов.
















02.02.2015 21:45:00
Похищение Джоконды Француз скажет: «Это все равно, что украсть «Джоконду…»», лаконично выразив в этих нескольких словах всю невозможность и невероятность какого-либо события. Тем не менее несравненная «Джоконда» все-таки была украдена. Французы же восприняли кражу шедевра как оскорбление национального достоинства, намеренно совершенное Германией. Они обвиняли в этом кайзера Вильгельма, на что немцы отвечали, что Франция сама у себя украла свою драгоценную «Мону Лизу», желая спровоцировать войну с их страной. А следовало винить не немцев, а итальянцев. Именно они были причастны к одной из самых знаменитых краж века. 21 августа 1911 года некий Леонарди Винченцо Перруджиа спокойно вынес картину из Лувра, просто спрятав ее под рабочую робу. Итальянский 30-летний художник-декоратор, работавший в одном из самых знаменитых музеев мира то маляром, то стекольщиком и мастером-краснодеревщиком, решил, что эта святыня должна принадлежать Италии и находиться именно там — на своей исторической родине. Прекрасно зная распорядки Лувра, он без труда разработал нехитрый план похищения картины. Непосредственно перед днем кражи переночевав в музее, утром выходного дня, в понедельник, он примкнул к бригаде маляров, а затем, вынув картину из рамы, бесследно исчез вместе с ней. В тот злосчастный день она еще висела на своем законном месте в 7 утра, где ее и видели служители музея последний раз перед тем, как лишиться сокровища на два с лишним года. А в 9 часов они уже забили тревогу, обнаружив исчезновение (по другим источникам — только вечером во вторник). Для посетителей двери Лувра тотчас же были закрыты, началось расследование. Любопытно, что в числе подозреваемых оказались даже Пикассо и поэт Гийом Аполлинер, причем второму пришлось пять дней просидеть в тюрьме, пока не была доказана его невиновность. Об этом он даже написал стихотворение. Поиски «Джоконды» и ее похитителя продолжались, но результатов никаких не приносили. Взволнованный пропажей Париж все это время находился в унынии; искусствоведы молились, чтобы бесценному творению кисти Леонардо не был причинен вред, а полиция продолжала заверять общественность, что ни в коем случае не допустит, чтобы картина пересекла французскую границу. Все свои надежды французы возлагали на Бертильона, бывшего в то время главой полицейской службы идентификации. Благодаря системе, созданной этим человеком, полиции удалось избежать тысячи судебных ошибок, а сотни людей спаслись от незаслуженной смерти. Снова и снова, как ищейка, идущая по следу, Бертильон проверял место преступления, цепляясь за последнюю надежду найти хоть малейшую улику. И вот, в который раз облазив все до единого сантиметра, ему посчастливилось обнаружить один-единственный отпечаток пальца, оставленный злоумышленником на музейной витрине. Вот когда Бертильону пришлось пожалеть, что он довольно долго препятствовал развитию дактило-скопии. Не была окончательно разработана система классификации отпечатков, и дактило-скопическая проверка представляла собой всего лишь сопоставление найденных отпечатков пальцев с теми, чьи владельцы подозревались в совершении преступления. В архиве Сюрте хранилось скромное количество отпечатков, взятых только в самое последнее время. На Перруджиа не падало и тени подозрения, поэтому у полиции не было никаких оснований проверять, насколько эта важная улика указывает на него как на преступника. А ведь именно этот маляр как раз и был причастен к преступлению, над которым ломали головы лучшие сыщики Франции. Как оказалось впоследствии, его отпечатки пальцев даже хранились в криминологической картотеке, поскольку он не раз ранее подвергался аресту. Более двух лет продолжались поиски великого произведения Леонардо да Винчи. Казалось, что полиция бездействует, отчаявшись найти «Мону Лизу». Но скоро мелькнул проблеск надежды. Осенью 1913 года флорентийский антиквар и торговец живописью Альфред Джерри получил письмо странного содержания. А суть заключалась в том, что автор письма предлагал вернуть достояние Италии за 500 тысяч лир в качестве вознаграждения. Получив предложение выставить «Джоконду», антиквар обратился в полицию. В декабре того же года при помощи дирекции галереи Уффици Перруджиа заманили во Флоренцию, где он и был вскоре арестован. Винченцо прибыл туда с картиной, привезя ее в чемодане с двойным дном. Он остановился в мало примечательном отеле «Триволи-Италия», спрятав картину в спальне. Когда шедевр был наконец-то найден, малоизвестная гостиница стала пользоваться бешеной популярностью, гордо именуясь теперь «Джокондой». Спустя три месяца был пойман и сам похититель. Впрочем, он недолго тосковал в заточении за свой дерзкий поступок. Его приговорили к семи месяцам тюрьмы, но, т. к. он уже отсидел их в камере предварительного заключения, то на свободу вышел прямо из зала судебных заседаний. Общественность ликовала и торжествовала. Итальянского грабителя проклинали, не жалея эпитетов. Винченцо называли бездельником и маляром-психопатом, а один француз даже обозвал его «макаронником», на что тот очень обиделся. Впрочем, при его аресте прояснились действительные причины и обстоятельства похищения. Когда на суде его спросили, зачем же он похитил картину, итальянец-патриот ответил, что «картина великого итальянца должна принадлежать Италии, а не Франции». Одно время по Италии бродили слухи, распускаемые некоторыми гражданами, видимо чересчур патриотически настроенными, что их «Джоконда» была вывезена из страны Наполеоном во время войны, в то время как на самом деле королю Франции Франциску I в качестве подарка ее преподнес сам великий художник. В 1804 году она украшала спальню императора Наполеона, который впоследствии и передал ее Лувру. Таким образом, Франция по праву являлась хозяйкой этой жемчужины мировой живописи, законно претендуя на обладание ею. Винченцо же, поверив в иную версию, совершил ничем не оправданное преступление. Как выяснилось затем, кража «Джоконды» была выполнена по заказу преступной банды, возглавляемой Эдуарде де Вальфьерно, выходцем из Южной Америки, и Ивом Шадроном, талантливым художником-реставратором. Следовательно, Винченцо являлся только исполнителем преступления, и именно им был изготовлен стеклянный ящик, в котором и хранилась картина до похищения. Впрочем, организаторы преступления скрылись и найдены не были. Возникает вопрос — где же находилась «Мона Лиза» все это время? Невероятно, но факт: пока полиция с ног сбивалась, пытаясь отыскать пропажу, «Мона Лиза» лежала под кроватью в сундуке с двойным дном (или под кухонной плитой, по другой версии) в собственной квартире Перруджиа. Его жилище представляло жалкое зрелище — крохотная каморка, которая, правда, удобно располагалась в нескольких километрах от Лувра… Можно себе представить, как скрежетал зубами Бертильон, узнавший об этом. К тому же, как было сказано выше, отпечатки пальцев Винченцо уже находились в архиве полиции. Малейшая догадка могла бы привести к раскрытию преступления намного раньше. Бертильон был сильно разо-злен: наверняка он чувствовал себя опозоренным. Потерпела крах антропометрическая система идентификации преступников — французская национальная гордость, а кража века могла быть раскрыта им за несколько часов вместо более чем двух лет упорных поисков. Картина была найдена совершенно случайно. Кто знает, сколько бы еще «Джоконда» считалась потерянной, если бы похититель не вздумал сам себя обнаружить, попытавшись ее продать. Как бы то ни было, с 20 декабря 1913 года «Джоконда» вновь заняла свое привычное место в Лувре, в салоне Карре, и продолжала загадочно улыбаться посетителям музея. Были приняты меры по усилению безопасности, и с тех пор уже никто не посягал на эту удивительную картину, судьба которой столь необычна, как и улыбка легендарной Моны Лизы.


02.02.2015 20:30:08
Не многие народы могут похвастаться тем, что из них вышли художники, перевернувшие все представления современников о том, какой должна быть живопись. Казимир Малевич в России… Сальвадор Дали в Испании… А в Америке? В Америке был Джексон Поллок (1912-1956). Человек трагической судьбы, этот необузданный гений за несколько лет совершил революцию в абстракционизме. Его талант открыла в1941 году художница Ли Краснер, впоследствии ставшая его подругой жизни. Увы, их счастье было недолгим: внутренние демоны, терзавшие душу Поллока, толкали его на путь саморазрушения. В итоге, он прожил потрясающе яркую, но короткую жизнь. Жизнь, которой и посвящен этот фильм.




02.02.2015 18:20:00
Акварельные 8-битные рисунки Адама Листера Адам был вдохновлён 8-битной графикой Nintendo и Atari, что сыграло просто огромное влияние на стиль художника. Он пишет свои работы на темы поп-культуры и истории искусства, от интерпретации Крика Эдмунда Мунка до Форреста гампа Роберта Земекиса, правда, через свою собственную призму восприятия. А вы угадаете всех персонажей его картин?
















02.02.2015 14:15:00
Эта скульптура семи метров в высоту находится в парке скульптур в музее искусств Нью Орлеана. Автор — корейский скульптор Do Ho Suh. Скульптура представляет из себя башню из сидящих друг на друге людей, закрывающих глаза предыдущему. Создается ощущение, что скульптура бесконечно высока, хотя на самом деле состоит из 98 стальных фигур.




02.02.2015 10:15:05
В очередной раз мастерство автора заставляет усомниться, не фотографии ли перед нами. Но нет — холст, масло. Серия картин объединена общим названием «Tear Drop», что в вольном переводе значит «падение капли» (или «слеза»). Художника зовут Шей Кун (Shay Kun), живет и работает в Нью-Йорке.


















01.02.2015 21:20:04
Дело давнее, но написать об этом стоит. Ноябрь 2011 года, Шон Салливан (Sean Sullivan) «закончил» рисовать фреску на стене холла выставки современного искусства в Лос-Анджелесе (Los Angeles Contemporary Exhibitions, LACE). Вся эта фреска написана на стене черным маркером и только. Да-да, кто-то на заборе маркером слово нехорошее пишет, а кто-то искусство творит. Семь месяцев работы, никаких эскизов и набросков, только экспромт. Сначала Шон Салливан нарисовал поваленный дуб, потом в процессе работы на фреске появились упавшие ветки и сучки, дикие травы и растения, где-то пышная листва… и даже большой кит (кстати, найдете на фото?). Количество мелких деталей на фреске действительно поражает…








01.02.2015 18:05:08
После посещения галереи современного искусства я часто прихожу к мысли, что мог бы стать неплохим художником.


01.02.2015 15:15:14
Ривер, Рокфеллер и Ленин Молодой миллиардер Нельсон Рокфеллер, внук нефтяного магната Джона Д.Рокфеллера, в 1933 году нанял знаменитого мексиканского художника Диего Риверу для создания настенной фрески в Рокфеллер-центре. Предложенную нанимателем тему «Человек на распутье» прогрессивный художник раскрыл как сопоставление коммунизма и капитализма. Обнаружив, что одной из фигур композиции является Ленин, Рокфеллер потребовал заменить его лицом «неизвестного человека». После отказа художника, он был уволен, а фреска Риверы, по приказу Рокфеллера, – полностью уничтожена. В декабре 1933 г. Ривера вернется в Мексику, где повторит содранную со стен Рокфеллер–центра фреску для Дворца искусств в Мехико.